Райкин и нравственность.

Райкин и нравственность.

Художественный руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин резко высказался против цензуры в искусстве и попыток общественных организаций посягать на свободу творчества. Он выразил обеспокоенность учащающимися попытками оказывать давление на искусство и театр в частности. Подобные действия он охарактеризовал, как «совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные». 

В популярной социальной сети оживление. Сам Райкин! Ух, как сказал! Поднимается Россия! Открывается внутренний фронт борьбы!

Огорчусь сам и огорчу других – внутрироссийского фронта борьбы пока не будет. Не пришло время, а когда придёт никто не знает. Российская оппозиция заблудилась в касьяновых и навальных, яростно деля между собой копеечные рейтинги.

А тут ещё и оглушительное заявление Альфреда Коха, который сказал, что наиболее продуктивно противостоять путинской диктатуре в настоящее время можно только извне. Внутри России возможности для эффективной борьбы практически исчезли.

«Опасно и подло призывать к активности» — авторитетно заявляет Кох, подтверждая беспомощность либеральной оппозиции.

Вы уж как-нибудь сами. А нам тут опасно, да и дождь на улице. Какие протесты? Наверное, так следует расшифровывать слова оппозиционера.

Я заметил, что любое выступление представителей российской оппозиции в Украине заканчивается, чаще всего, нравоучениями. Нам объясняют, как нам обустроить Украину и как проводить реформы. Иногда «эксперт» в пылу забывается, и в его голосе появляются назидательные нотки. Хочется спросить, а сами то умеете? Так это лояльные к Украине люди, а не те, которые применяют к Крыму закон бутерброда, который надкусить можно, но отдать назад проблематично.

Вернёмся всё же к Райкину. В 2000 году он поддержал кандидатуру Владимира Путина на пост президента. В том же году он подписал обращение в поддержку путинских действий в Чечне. Когда ровняли с землёй Грозный, то убивали не только чеченцев, но и русских людей. 

Райкин не стал подписывать вместе с другими деятелями культуры открытое письмо в поддержку аннексии Крыма. Однако летом 2014 года он сказал в интервью: «Думаете, я в какой-то части своей натуры не радуюсь, что Крым стал теперь российский? Да радуюсь, конечно!.. Когда я узнал, что мы не будем вообще вмешиваться в дела Украины, когда там какие-то начались националистические такие настроения, я первое, что подумал: «А как же русские люди? Как же русский город Севастополь, который я так люблю?».

Не думаю, что радость Райкина по факту захвата Крыма прошла. Тем более, что он думает о русских людях, которые были спасены от кровавой хунты. Иначе, русский город Севастополь утонул бы в крови, а так всё нормально. Правда, пропадают крымскотатарские активисты, так они же не русские. Пусть о них кто другой заботится.

Нравственность – дело государственное и именно светское государство решает можно ли в храме ловить покемонов, и какую общественную опасность может эта ловля представлять. Стоит ли доверять деятелям культуры в этом серьёзном вопросе?

Претензии Райкина, конечно, обоснованы, только предъявлены не по тому адресу. Все эти православные активисты, ряженые казаки, мотоциклисты, шипящие старухи в храмах, объединённые приличным словом «общественность», — порождение режима Путина. Именно под его покровительством и защитой находятся эта публика, возомнившая себяценителем высокой нравственности.

Получается, что представления о нравственности у Константина Аркадьевича размыты, а границы подвижны. Картины мочой поливать нельзя, а убивать в Украине и Сирии можно.

Если здорового человека посадить в сумасшедший дом, то он должен бороться за свою свободу, а не за право смотреть телевизор после отбоя. Претензии, в этом случае, надо предъявлять главному врачу, а не уборщице и санитару.

Райкин наделал много шума. Сам Залдостанов вступил с деятелем культуры в полемику, а старший кастелян Песков пытается их примирить. Так стоит ли увлекаться подобной русской кухней и обращать внимание на мышиную возню домашней прислуги? Пусть себе играют скрепами, как желваками. Залдостанов и Райкин – прислужники, хоть и с разной степенью таланта.Вопрос аннексии Крыма объединяет их, и ставит между ними знак равенства. Они – подельники Путина. 

А что же оппозиция? Она в беспробудном отчаянии, разобщена и без народной поддержки. Внутренний фронт сопротивления может никогда не открыться, а преемник Путина (когда-нибудь чёрт заберёт его к себе) просто унаследует 86% (или сколько их там сейчас?) подданных.

А что Райкин? Ему, скорее всего, дадут денег на ремонт места для зрелищ. Свобода дляТруффальдиноиз Ленинграда  – миска похлёбки, возможность что-то попросить у главного театрала страны. Он родом из СССР и знает, что за лояльность к власти всегда платят звонкой монетой. В те времена это был набор, состоящий из машины, дачи, квартиры. Ещё были заграничные поездки, в которых можно было отдохнуть от строительства коммунизма.

И в современной России культура – дело выгодное. Это вам скажет любой виолончелист.Деньги тоже могут быть источником духовности.

Коллективное восприятие лучше вырабатывает и тренирует телевизор. Театр всегда противопоставлялся массовой культуре и претендовал на элитарность.Какая может быть элитарность, если руководитель театра одобряет аннексию Крыма, ничем не отличаясь от единоверцев из «общественных организаций», готовых кастетом и мочой бороться за духовность и нравственность своих соплеменников?

Когда представители «общественных организаций» будут  вылавливать деятелей культуры и избивать их в подъездах за всякие театральные вольности, то они и тут будут шаркать ножкой перед хозяином, стирая каблуки.

Я не верю тому, что у россиян нет протестных настроений. Есть, но центром этих протестов российская оппозиция не является. О российском театре и кино и говорить не приходится. Они существуют на деньги государства российского, то есть на деньги Путина, поскольку тот и является Россией. +

Это был ложный вызов! Протест не настоящий, театральный, наигранный. Луч света не пробил кромешную тьму в тёмном царстве Путина, не стал искрой, из которой может возгореться пламя. Руководитель крепостного театра не будет источником протеста, да и театральная публика уже мало отличается от улицы.

Украденное солнце Крыма вскружило головы ликующему большинству, объединило Райкина с Залдостановым, Прохановым и пока ещё живым Гиркиным. А это похуже мочи активистов на выставке фотографий.

Автор: Валерий ФУЁР, правозащитник


Видео сюжет от ОмТВ: Райкин и нравственность.

Райкин и нравственность.