Гражданин компании

Гражданин компании

Apple Passport

«Хотел слетать с женой в отпуск на Samsung, а у меня как раз виза Google закончилась! Повезло, что у них сейчас кобрендинговая акция с Apple, мне с новым Макбуком месяц триальной iVisa дали. В Walmart же сейчас нельзя, у них вооружённый конфликт с Home Depot, попасть туда можно только по дисконтным картам через границу с Procter & Gamble»..

Странно звучит, да? А ведь на самом деле это действующая система современных международных отношений абсурдна, анахронична и очень слабо отражает реалии XXI века. Похоже, её уже давно пора менять.

Игроки на карте мира

Мальтийский орден

На карте мира сейчас приблизительно 193 государства. Сколько их точно — сказать сложно, потому что даже в этом вопросе царит неразбериха: кто-то кого-то не признаёт, кто-то пытается отделиться, кто-то кого-то захватил и так далее.

Но нам интересно не это, а две такие замечательные организации, как Ватикан и Мальтийский орден, являющиеся субъектами международного права и имеющие статус наблюдателей в Генеральной Ассамблее ООН.

Мальтийский орден это вообще нечто — 13500 членов и клочок арендованной на 99 лет земли на Мальте, живут на доходы от собственности (в Австрии и Италии) и пожертвования, торгуют почтовыми марками и памятными монетами. Но при этом они выдают паспорта Ордена, которые признаются международным сообществом и дают право безвизового въезда в 32 страны мира!

Кто-то назовёт Мальтийский орден экзотическим пережитком эпохи первого крестового похода 1099 года, а я скажу, что такие государства, как он — наше будущее. И чуть позже я объясню, почему.

Всему есть цена

Цена страны

Каждый из нас слышал фразу типа «это — наше национальное достояние». Газпром наше национальное достояние, Байкал наше национальное достояние, Пушкин наше национальное достояние, ну и так далее.

Это, в основном, пустые слова: от Газпрома конкретно вам ничего не обломится, на Байкале хозяйничают китайцы, а Пушкиным в гастрономе не расплатишься. И, вместе с тем, национальное богатство — вещь вполне реальная и даже измеримая.

Уже десять лет Credit Suisse Research Institute делает обзоры, в которых оценивает всё активы, находящиеся в собственности граждан различных стран (за вычетом долгов, разумеется). Методологию этого исследования можно обсуждать, но представление о том, сколько «стоит» та или иная страна, оно даёт.

Сразу уточню: любая оценка стоимости условна. Все вещи стоят ровно столько, сколько за них готовы заплатить, если они продаются. Остальное — лишь наши представления о более или менее справедливой цене с поправкой на методику её определения.

Вот акции компаний действительно продаются на биржах и стоимостью компании можно считать текущую стоимость акции, умноженную на их количество — этот показатель называется их рыночной капитализацией.

Можно сколько угодно разглагольствовать о том, что капитализация не отражает стоимости реальных активов и является плодом спекуляций на рынке, но с практической точки зрения, если вы владеете небольшой долей компании с определённой рыночной капитализацией, то именно такую долю вы и выручите от её продажи. В общем, это вполне адекватный индикатор.

А если у нас есть «стоимость» государств и «стоимость» крупных корпораций, почему бы нам их не сравнить?

Государства и корпорации

Apple

Если ранжировать государства и корпорации по их «стоимости», то первые 33 строчки получившегося списка будут предельно скучными: США, Китай, Япония, Германия, Британия, Индия, Италия, Канада, Испания.. На 18 месте, между Гонконгом и Мексикой — Россия. На 24 — Польша. На 33 — Новая Зеландия.

А вот за ней начинается тот самый новый мир, который нам ещё только предстоит осознать: на 34 месте с капитализаций чуть меньше триллиона долларов находится Apple.

Ирландия «стоит» меньше Apple, но дороже Microsoft. Которая, в свою очередь, стоит больше, чем Объединённые Арабские Эмираты. Амазон стоит чуть больше Египта, Alphabet (Google) — находится между Грецией и Вьетнамом, Фейсбук стоит дороже Пакистана и Нигерии, Украина дороже Walmart и Nestlé, но дешевле Johnson & Johnson и ExxonMobil. Начиная с 33 места компании и государства идут вперемешку: Toyota стоит дороже Сербии, Netflix — дороже Омана, IBM — дороже Беларуси и так далее.

Вдумайтесь только: Apple или Google «стоят» больше, чем Украина, Беларусь, Литва, Латвия, Эстония и Молдова вместе взятые! Портфель ценных бумаг Apple стоит около $246 млрд, а это значит, что Латвию, Эстонию и Молдову Apple могла бы купить за кэш прямо сейчас, не особенно при этом напрягаясь.

Но допустим, что оценка национального богатства от Credit Suisse ошибается на порядки и ей нельзя верить в принципе. На что же тогда опереться? А на деньги.

Деньги не врут

Деньги не врут

Деньги не врут и их достаточно просто посчитать, поэтому давайте попробуем сравнить ВВП стран и выручку корпораций: сколько заработали одни, и сколько — другие.

Первые четыре строчки в получившемся списке полностью совпадут с первым: лидируют по-прежнему США, Китай, Япония и Германия. Дальше начинаются небольшие расхождения — какая-то страна оказывается чуть ниже, какая-то — чуть выше, Россия на этот раз попадает на 11 место.

Но дивный новый мир гигантских корпораций на этот раз открывает двери ещё раньше: на 26 месте, между Бельгией и Ираном, появляется Walmart, а потом всё опять смешивается — один за другим идут Пакистан, Volkswagen, Toyota, Финляндия, Apple, Вьетнам, Berkshire Hathaway, Чехия и так далее. Украина оказывается где-то между Ford и General Motors, а Беларусь — под Газпромом и Лукойлом (во всех смыслах).

О конкретных цифрах можно спорить, но и так очевидно, что государства и крупные корпорации обладают ресурсами сопоставимых масштабов.

Эффективность

Эффективность

Единственное, чем корпорации и государства отличаются в десятки и даже сотни раз — эффективность использования человеческих ресурсов. По выручке Toyota, Apple и Финляндия находятся очень близко друг к другу, но при этом население Финляндии — 5,513 млн, в Toyota работает 0,349 млн, а в Apple и того меньше — 0,132 млн. Даже с благополучной Финляндией разница больше чем в 40 раз, с Россией — в 177 раз, с Украиной — в 565 раз.

Понятно, что в любой стране на каждого работающего приходится несколько иждивенцев — детей, стариков, инвалидов, полицейских, судей, чиновников, военных, но не 40 же или 500 человек на одного?! Уже только эта цифра ставит под сомнение дееспособность государственного управления и его долгосрочные перспективы.

Про здравый смысл государства я всё понял давным-давно, когда получил из налоговой заказное письмо в огромном конверте на нескольких листах бумаги, в котором мне настоятельно предлагалось погасить задолженность по налогу на сумму в 3 (три) рубля, что было в десятки раз меньше стоимости бумаги, конверта и почтовой марки.

Социальный дарвинизм никто не отменял, а это значит, что рано или поздно неэффективные организации вымрут, уступив место тем, что лучше умеют распоряжаться ресурсами.

Военная сила

Ядерные ракеты

Ну как же, можете возразить мне вы, а армия?! У любой приличной страны есть танки, пушки, самолёты, солдаты. Это реальная сила, которая и определяет в конечном счёте международную политику. Что есть у Apple? iPhone? Его цена, конечно, убивает, но можно ли считать её оружием массового поражения?

Отвечу на это так: армия стоит денег. Больших денег. И у корпораций они есть.

Если бы Apple пустила всю свою годовую чистую прибыль ($59,5 млрд) на военные расходы, то вошла бы в десятку стран с самыми большими военными бюджетами — как раз между Россией и Великобританией. Чистой прибыли Samsung ($39,9 млрд) хватило бы на четыре военных бюджета Пакистана, в арсенале которого, напомню, есть ядерное оружие.

После того, как Илон Маск практически монополизировал рынок космических запусков, добившись колоссального снижения стоимости вывода грузов на орбиту, нет сомнений, что и ядерную бомбу корпорации могут сделать в разы дешевле, чем государства.

Государство inc.

Британская Ост-Индская компания

Я уже писал про виртуальные государства, но крупные корпорации могут создавать государства абсолютно реальные — с большим населением, развитой инфраструктурой, мощной системой безопасности и обширными территориями, распределёнными по всему земному шару.

Похожий пример уже был — Британская Ост-Индская компания. На протяжении своей 274-летней истории она имела армию численностью около 160 тыс человек (это её войска держали Наполеона на острове Святой Елены), более 50 боевых кораблей и контролировала помимо Индии огромные территории по всему миру.

Времена были суровые, и Ост-Индская компания им соответствовала: торговала опиумом, использовала рабский труд, развязывала одну войну за другой, топила в крови восстания и зарабатывала 250% прибыли на акцию.

Закончилось всё это не слишком весело — компания погрязла в коррупции, заигралась в политику и едва не стала банкротом, набрала займов у Британской империи и расплатилась за них своими привилегиями, но, как говорится, «первый блин комом».

На земле

Нефть

Государство — всего лишь один из видов организаций, объединяющих людей. Они возникли, как инструмент контроля над некогда важнейшим ресурсом — землёй. Земля кормила людей, подавляющее большинство которых жило на одной и той же территории всю свою жизнь.

Позже территории стали источником полезных ископаемых, и это придавало смысл идее государств ещё какое-то время.

Существуют и другие устойчивые организации — например, религиозные. Они объединяют людей по признаку веры и когда-то (когда морочить людям головы было проще) были едва ли не более могущественными, чем государства.

Есть организации политические, благотворительные, профессиональные, учебные и ещё чёрт знает какие, но давайте будем откровенными: в XXI веке государства могут быть сильными и богатыми не обладая плодородной землёй и полезными ископаемыми; люди стали мобильнее и перелететь на другой континент сейчас быстрее, дешевле и проще, чем сто лет назад — съездить в соседний город; религии теряют популярность; профессии — быстро меняются, а знания доступны любому, у кого есть интернет.

Не меняется только одно: людям по-прежнему нужно жильё, одежда, пища, лекарства, развлечения и куча сложной техники, которая делает нашу жизнь удобнее, безопаснее и приятнее. И всё это нам дают не государства, церкви, политические партии или профсоюзы, а компании, превращающие достижения науки в необходимые людям вещи.

Оглянитесь вокруг! Большинство из того, что вы видите, создано компаниями. И даже рисунок вашего ребёнка, нарисованный им в детском садике, сделан на бумаге какого-то ЦБК красками ещё какой-то фабрики и обрамлён в рамку производства какого-то безымянного китайского заводика.

Так отчего же сильные, богатые, эффективные и полезные компании не должны иметь тех же прав и привилегий, что и государства?

С ног на голову

Протесты в Москве

Колоссальная разница в эффективности и клиент-ориентированности между коммерческими компаниями и государствами вызвана тем, как в них работают механизмы обратной связи.

У компаний всё просто: если клиент доволен качеством услуг, то он за них платит. Если не доволен — компания разоряется. Выручка — очень точный и оперативный индикатор того, что компания всё делает правильно.

С государствами напротив — всё очень запутанно: сначала мы платим налоги, а потом выбираем людей, которые решают, как лучше потратить наши деньги. И если нам что-то не нравится, то повлиять на это (и то — косвенно) можно только через выборы, которые проходят раз в несколько лет.

В перерывах между выборами механизмы влияния на принятие решений ещё менее надёжны: лоббизм, опросы общественного мнения, митинги, петиции и тому подобное.

В результате, как только общество ненадолго ослабляет контроль, государство по многовековой привычке тут же садится ему на шею, как это произошло в РФ: государство превратило граждан в подданных, отключило все механизмы обратной связи и на наши же деньги содержит пропагандистов и полицию, чтобы нас оболванивать и держать в узде.

Грабёж как норма

Налоги

Представьте себе, что в один прекрасный день в вашу дверь звонят. Вы открываете, и видите на пороге неулыбчивого незнакомца с дубиной в руках. Он смотрит на вас и говорит: с сегодняшнего дня вы будете отдавать мне половину своей зарплаты.

В ответ на ваш недоумённый взгляд он объясняет, что за это вы будете получать 1 буханку хлеба в день из местной булочной, что 1 раз в месяц вас будет стричь выбранный им парикмахер, и что когда вам исполнится 80 лет, вам будут выплачивать 1000 рублей ежемесячно.

А что, если я не собираетесь есть эти серые безвкусные буханки, у меня лысый череп и своими деньгами я предпочитаю распоряжаться самостоятельно? — вежливо интересуетесь вы.

На это вам отвечают, что есть хлеб не обязательно, хотя платить за него всё равно придётся, а вот на стрижку придётся ходить, даже если нет волос. И если вы не будете отдавать половину зарплаты, то в следующий раз вы получите дубиной по башке. Поэтому либо переезжайте в другое место, где хлеб вкуснее и стрижки лучше, либо раскошеливайтесь.

По сути, именно так обращается с нами государство: под угрозой уголовного преследования берёт с нас налогами столько, сколько считает нужным, а взамен предоставляет услуги сомнительного качества и ассортимента.

Чего изволите?

Чего изволите?

Извините, конечно, но я хочу, чтобы государство вело себя со мной, как компания.

Что вы там мне предлагаете? Медицину? Оплачу по факту, если вылечите. Дороги? А можно по ним провести тест-драйв для начала? Охрану от внешних врагов? Вычеркните, пожалуйста, это какое-то разводилово. Пенсионные накопления? Только если под рыночный процент с передачей неиспользованного остатка по наследству.

И никаких абонементных платежей из зарплаты, выставляйте счета ежемесячно, оплата после подписания акта выполненных работ с отсрочкой платежа на 30 дней. Да, и помимо бонусной системы скидку как постоянному клиенту не забудьте, пожалуйста. И кто, кстати, будет моим персональным менеджером?

Хочу, чтобы новый паспорт мне привозил домой курьер на следующий день после заявки. Хочу, чтобы 99% вопросов решались по телефону и e-mail. Хочу, чтобы полиция работала, а не «вот когда убьют, тогда и приходите». Хочу ежегодную презентацию новых крутых госуслуг, после которой зал хлопает в ладоши.

Хочу, чтобы государство относилось ко мне, как к дорогому клиенту, а не как к доставшейся нахаляву собственности, из которой нужно выжать прибыль, а потом выбросить на свалку.

Мухи и котлеты

Кооператив Озеро

Компании и сейчас оказывают более чем существенное влияние на принятие государственных решений, но там, где де-юре вроде как государство, а де-факто — частная лавочка, получается не очень хорошо: компания пытается расходы обобществить, а доходы наоборот — присвоить. В этом, кстати, и состоит суть коррупции.

За примером тоже далеко ходить не нужно: именно так кооператив «Озеро» (в широком смысле) превратился в клуб мультимиллионеров.

Для того, чтобы избежать этого и отделить мух от котлет, а бизнес — от политики, гражданам приходится прилагать титанические усилия, причём далеко не всегда успешные.

Кроме того, сложно убедить людей бороться за довольно абстрактное для них разделение ветвей власти, демократию и против коррупции, в то время как коррупционеры за свои миллионы готовы сражаться без лишних сомнений.

И тут возникает резонный вопрос: зачем, пытаясь разделить политику и коммерцию, удалять от власти именно бизнес? Может быть, наоборот — это политикам не место во власти?

Вся власть — профессионалам

Врач-шарлатан

Все самые современные разработки в области менеджмента, стратегического планирования, управления человеческими ресурсами, управленческого учёта, проектного менеджмента и так далее — созданы бизнесом. Лучшие практики госуправления по сравнению с ними это даже не вчерашний день, а буквально прошлый век.

Я уже не говорю о том, КТО нами управляет. Вы вообще в курсе, что депутат — это не профессия, на депутатов не учат пять лет, для депутатов нет учебников, депутаты не сдают экзамены на депутата и не пишут депутатскую диссертацию?! Для получения должности депутата Думы даже не надо иметь опыт работы депутатом чего-то поменьше или помощником депутата!

В большинстве своём депутаты — это по определению дилетанты в менеджменте: певцы, спортсмены, актёры, профсоюзные деятели, журналисты и так далее. А менеджмент — это наука. Такая же сложная и ответственная, как медицина, например.

При хорошем раскладе депутатов выбирает народ и они могут быть неплохими людьми, но вы бы, например, доверили оперировать свой аппендицит просто хорошему человеку без медицинского образования, за которого проголосовали жители вашего двора?

Акции нации

Акции нации

Когда кто-то говорит «это — моя страна», мне сразу же хочется спросить у него, какой конкретно долей страны он владеет и сколько эта доля сейчас стоит.

Сомневаюсь, что даже самый патриотичный патриот сможет дать мне точные ответы, а вот с владельцами акций публичных компаний всё гораздо прозрачнее — им известно и общее количество эмитированных акций, и их текущие котировки. Как по мне, это гораздо честнее, чем вера нищих людей в несметные национальные богатства, которые все вокруг хотят захватить.

Гражданство должно быть акцией с правом голоса. Хочешь стать гражданином? Плати! Надоел пейзаж за окном и морды в телевизоре? Продавай гражданство первому встречному таджику и езжай на все четыре стороны!

Но акционерное общество — это для любителей демократии. Для тех, кому милее монархия, есть унитарные предприятия, кому-то больше подойдёт ЗАО — количество возможных вариантов ничем не ограничено.

«A country is not a big corporation» — писал нобелевский лауреат Пол Кругман в 1996 году и, безусловно, был прав. Управлять государством — отнюдь не то же самое, что управлять корпорацией. Так, может быть, пора отказаться от государств?

Memento mori

Memento mori

Хорошая новость состоит в том, что государства только кажутся чем-то незыблемым. На самом деле век их довольно скоротечен, и если считать «днём рождения» современных государств дату принятия их кодифицированных конституций, то самому старому государству на нашей планете всего 232 года.

Государства, как и компании, точно так же переживают слияния, поглощения, банкротства и ликвидации. И то, что, например, современная Российская Федерация находится на территории Российской империи, не означает ровным счётом ничего. Связаны они примерно так же, как компании-однодневки со старым советским заводом, обанкротившимся в 90-е, на территории которого они арендуют помещения.

В 2008 году в мире насчитывалось 5586 компаний возрастом более 200 лет. Самая старая из известных — строительная компания Kongō Gumi — просуществовала 1428 лет, пока не была поглощена в 2006 году Takamatsu Construction Group.

Для сравнения: Российская империя просуществовала 196 лет, СССР — 69 лет, а Российской Федерации всего 28 лет, и она уже при смерти.

Государства смертны, а природа не терпит пустоты. И на смену им в один прекрасный момент могут прийти не новые государства, а принципиально новые типы организаций.

Мир меняется

Илон Маск

Почему компании до сих пор не вытеснили государства — однозначно сказать сложно, но сейчас для этого наступил самый благоприятный момент за всю историю человечества:

  • в начале XX века менеджмент сформировался как наука;
  • знания, а не почва или ископаемые заняли место важнейшего ресурса;
  • глобализация и Интернет позволили корпорациям выйти за национальные границы;
  • с появлением ядерного оружия мировые войны потеряли практический смысл;
  • главной ценностью стала человеческая жизнь, а не «благо государства».

А это значит, что уже совсем скоро какой-нибудь миллиардер с горящими глазами и желанием изменить мир к лучшему заявит о своих планах создать государство нового типа, построенное на корпоративных принципах — с собственной валютой, паспортами и достойным местом в системе международного права. Не здесь, так на Марсе, в конце концов.

Разумеется, это породит массу новых опасений и проблем, но решать новые проблемы куда интереснее и достойнее, нежели мириться со старыми. В этом и есть суть прогресса.


P.S. Источники:

Поделиться в соцсетях

Чтобы скачать полные сравнительные таблицы по выручке / ВВП, рыночной капитализации / национальному богатству корпораций и стран, поделитесь, пожалуйста, этой статьёй в Facebook, Вконтакте или Twitter.

Ominform